ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА

Мои друзья Мельваней и Орзирис направились в один прекрасный момент на охоту. Леройд был еще в лазарете, где он поправлялся после лихорадки, которую схватил в Бирме. Они прислали мне приглашение присоединиться к ним и неподдельно огорчились, что я привез с собой пива - практически в достаточном количестве, чтоб удовлетворить 2-ух рядовых ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА линейного полка... и меня.

- Мы не для этого приглашали вас, сэр, - хмуро проговорил Мельваней. - Мы желали только пользоваться наслаждением побыть в вашем обществе.

Орзирис подоспел на выручку. Он произнес:

- Ну что все-таки. Ведь и пиво будет не излишним. Мы не утки. Мы бравые бойцы, брюзга-ирландец. Ваше здоровье!

Мы охотились ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА все утро, уничтожили 2-ух одичавших собак, 4 зеленоватых попугаев, 1-го коршуна около места, где сжигают трупы, одну удиравшую от нас змею, одну болотную черепаху и восемь ворон. Дичи было много. Позже мы сели позавтракать «мясом и черным хлебом», как выразился Мельваней, на берегу реки. Мы обходились единственным раскладным ножиком и ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА в промежутках стреляли, не целясь, в крокодилов. После чего мы выпили все пиво, побросали бутылки в воду и стреляли также по ним. В конце концов, распустив пояса, мы разлеглись на теплом песке и стали курить. Нам было лень стрелять. Орзирис глубоко вздохнул, лежа на животике и ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА подперев голову руками. Позже преспокойно выругался в голубое небо.

- Чего ты, - спросил Мельваней, - либо не достаточно испил?

- Мне пригрезилась Тотнимская дорога, а на ней девчонка. Что неплохого - тянуть лямку бойца?

- Орзирис, дитя мое, - поспешно произнес Мельваней, - должно быть, ты расстроил для себя желудок пивом. Я чувствую то же, когда печень начинает бунтовать ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА.

Орзирис продолжал медлительно, не обращая внимания на то, что его оборвали:

- Я - Томми здоровый, стоящий восемь анна, ворующий собак, Томми с номером заместо солидного имени. А какой во мне толк? Останься я дома, я бы мог жениться на той девице и держать лавочку на Химмерсмитской улице ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА: «Орзирис, препаратор чучел», с лисицами на окнах, как зимой в Хайльсберийской молочной, и небольшим ящичком желтоватых и голубых стеклянных глаз, и с малеханькой супругой, которая звала бы в лавку, когда зазвонит колокольчик у двери. А сейчас я только Томми, окаянный, позабытый Богом, тянущий пиво Томми. «Смирно! Вольно! Тихо - марш! Стой! Холостым ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА зарядом пли!» И все кончено.

Он выкрикивал отрывки команды при погребении.

- Стой! - кликнул Мельваней. - Если б ты стрелял в воздух так же нередко, как я, над могилой людей лучше тебя самого, так не стал бы смеяться над таковой командой. Это ужаснее, чем насвистывать похоронный марш в казармах. Налился ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, как мех, и солнце не дает прохлады, и все одно к одному. Постыдно за тебя. Ты не лучше язычника со всеми своими охотами и стеклянными очами. Да уймите его, сэр!

Что я был в состоянии сделать? Разве я мог указать Орзирису на какие-либо радости его жизни, которых он не знал ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА? Я не капеллан и не субалтерн, а Орзирис имел полное право гласить, что ему вздумается.

- Оставьте его в покое, Мельваней, - произнес я. - Это пиво.

- Нет, не пиво, - отвечал Мельваней. - Я знаю, что начинается. На него это находит периодически; плохо это, очень плохо, так как я люблю малого.

По ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА сути, казалось, что Мельваней зря боялся, но я знал, что он по-отечески относился к Орзирису.

- Не мешайте мне, - в полузабытьи гласил Орзирис. - Разве ты остановишь собственного попугая, когда он орет в горячий денек от того, что клеточка жжет его мелкие розовые пальчики, Мельваней?

- Розовые пальчики! У тебя ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, что ли, розовые пальчики под буйволовой шерстью, неженка? - Мельваней собрался с духом, чтоб обвалиться на него. - Школьная учительница. Розовые пальчики. Сколько бутылок с ярлычком Баса выдуло это бредящее дитятко?

- Это - не Бас, - произнес Орзирис. - Это - пиво покрепче. Это тоска по родине.

- Послушай его! Разве он не отправится через ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА четыре месяца домой в шераписе?

- Мне все равно. Все одно. Откуда ты знаешь, что я не боюсь умереть до этого, чем получу отпускной билет? - И он опять, нараспев, начал выкрикивать команду.

Мне никогда не приходилось следить Орзириса в таком состоянии, но для Мельванея это, разумеется, не было новостью, и ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА он присваивал происходившему суровое значение. Пока Орзирис бурчал, схватившись за голову, Мельваней прошептал мне:

- С ним это всегда бывает, когда уж очень его муштруют эти малыши, которых сейчас делают сержантами. Нечего им делать. По другому не могу разъяснить.

- Ну что все-таки. Ничего ужасного. Пусть выскажется.

Орзирис начал петь пародию ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА на песню «Рамдорский корпус», полную намеков на битвы, убийства и неожиданную погибель. Мельваней схватил меня за локоть, чтоб направить мое внимание.

- Ничего ужасного. Очень жутко. С ним, так сказать, припадок. Уж я заблаговременно знал. Всю ночь промучит его, а среди ночи он вскочит с кровати и пойдет находить свою одежку. Позже ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА придет ко мне и произнесет: «Еду в Бомбей. Ответь за меня на утренней перекличке». Тогда я начну биться с ним, как и до этого, он будет стараться убежать, а я стану его задерживать, и оба, таким макаром, попадем в штрафную книжку за нарушение тишины в казармах. Я ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА уже и хлестал его, и голову ему разбивал, и уговаривал его, но, когда на него находит припадок, все никчемно. Он славный юноша, когда в собственном уме. Но я знаю уже, что будет сейчас ночкой в казармах. Дай только Бог, чтоб он не накинулся на меня, когда я встану, чтоб сбить ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА его с ног. Вот чего я боюсь и денно и нощно.

Это присваивало делу существенно наименее приятный колер и полностью разъясняло тревогу Мельванея. Он, казалось, желал успокоить припадок Орзириса, задобрив его, и кликнул ему на сберегал, где тот лежал:

- Эй ты, с розовыми пальчиками и стеклянными очами ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, послушай! Переплывал ты Ирравади сзади меня, как подобает молодцу, либо скрывался под кровать, когда был под Ахмед-Кхейлем?

Это было в одно и то же время и огромным оскорблением, и ложью, и Мельваней желал, по-видимому, вызвать спор. Но на Орзириса вроде бы отыскало что-то вроде столбняка. Он отвечал ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА медлительно, без признака раздражения, этим же стабильным тоном, каким выкрикивал команду:

- Он переплыл, как вам понятно, Ирравади голышом, чтоб взять город Ленгтенгпен, и не страшился. Где я был под Ахмед-Кхейлем, ты знаешь, и четыре окаянных патана тоже знают. Но было надо показать пример, и я не задумывался ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА о погибели. Сейчас же я рвусь домой, домой. Я тоскую не по мамы, так как меня воспитал дядя, но охото снова узреть Лондон; тоскую по его звукам, по его улицам, по его вони, по запаху апельсиновых корок, асфальта и газа, тоскую по стальной дороге в Боксхилл - проехать бы по ней ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА с новейшей глиняной трубкой в зубах. Тоскую о фонарях на Стренде, где каждого человека знаешь, и о древнем друге Коппере, который воспринимает тебя, как воспринимал до этого, когда ты мальчиком терялся меж собором и темными арками. Нет ни окаянного стояния на часах, ни окаянных изъеденных камешков, ни хаки; там ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА ты сам для себя владелец и можешь по воскресеньям ходить и в балаган и в театры. И все это я оставил, чтоб служить «Вдове» за морем, где даже нет ничего приличного, чтоб испить, не на что поглядеть, нечего делать, нечего ощущать, нечего мыслить. Господь с тобой, Стенли Орзирис ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, но только ты еще глупее всех иных в полку, в том числе и Мельванея. Вот там, на родине, посиживает «Вдова» в золотой короне на голове, а тут он, рядовой Орзирис, собственность «Вдовы», дурачина и тряпка.

В конце монолога глас его зазвучал громче, и он окончил шестиэтажной англо-туземной бранью. Мельваней не ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА произнес ничего, но поглядел на меня, будто бы ждя, что я принесу успокоение возбужденному мозгу бедного Орзириса.

Я вспомнил, что в один прекрасный момент лицезрел в Раваль-Пинди человека, допившегося до белоснежной горячки, которого отрезвили тем, что подняли на хохот. Я пошевелил мозгами, что, может быть, нам получится таким ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА макаром успокоить и Орзириса, хотя он был совсем трезв. Потому я произнес:

- Какая полезность лежать тут и болтать глупости о царице?

- Упаси Бог, чтоб я гласил чего-нибудть против нее, - заявил Орзирис, - ну и не стал бы, если б мог дезертировать сию секунду.

Здесь я выступил решительно ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА:

- Да, но вы все таки кое-что бурчали про нее. Какая же полезность ворчать по пустякам? Убежали бы вы сейчас, если б представился случай?

- Вот поглядите, - произнес Орзирис, вскакивая, как будто ужаленный.

Мельваней тоже вскочил.

- Что вы желаете сделать? - спросил он.

- Посодействовать Орзирису добраться до Бомбея либо Карачи - куда ему угодно. Вы ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА сможете сказать, что расстались с ним до завтрака, и он оставил свое ружье тут, на берегу.

- Это я вынужден огласить? - медлительно спросил Мельваней. - Отлично. Если Орзирис намеревается бежать, и желает бежать сейчас, а вы, сэр, прошлый его и моим другом, желаете посодействовать ему, то я, Теренс Мельваней, клянусь ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, что отрапортую так. Только, - здесь он подошел к Орзирису и потряс собственной винтовкой перед его лицом, - смотри, Стенли Орзирис, если попадешься мне когда на дороге, выручат ли тебя твои кулаки.

- Мне все равно. Поменяемся платьицем, а позже я вам скажу, что делать.

Я возлагал надежды, что нелепость такового предложения обременит ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА задачей Орзириса, но он скинул свои форменные сапоги и китель, до того как я успел расстегнуть ворот рубахи. Мельваней схватил меня за руку.

- Он в припадке, припадок еще не прошел. Клянусь честью и душой, ведь мы будем считаться потакателями дезертирству. Задумайтесь о позоре, о черном позоре для меня ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА и него!

Никогда я не лицезрел Мельванея таким взволнованным.

Но Орзирис был совсем спокоен, когда он обменялся платьицем со мной, и, когда я преобразился в рядового линейного полка, он произнес отрывисто:

- Ну что все-таки далее? Вы желаете посодействовать мне? Что мне делать, чтоб выкарабкаться из этого ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА ада?

Я произнес ему, что, если он подождет часа два-три у реки, я съезжу на станцию и вернусь с соткой рупий. Он с средствами в кармашке может отправиться на жд станцию, милях в 5 отсюда, и взять билет первого класса до Карачи. Зная, что у него не было средств с ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА собой, когда он отчаливал на охоту, из полка не станут немедля телеграфировать в приморские порты, а будут гоняться за ним по селам на реке. Во-2-х, никому и в голову не придет находить дезертира в вагоне первого класса. В Карачи я порекомендовал ему приобрести белоснежный костюмчик и, если окажется ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА вероятным, сесть на грузовой пароход.

Тут он оборвал меня и заявил, что, если я только помогу добраться ему до Карачи, все другое он устроит уже сам. Я порекомендовал ему подождать на месте, пока стемнеет так, чтоб я мог проехать на станцию, не обратив на себя внимания своим костюмчиком ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА. Господь в Собственной премудрости вложил в грудь английского бойца, нередко неотесанного негодяя, сердечко мягкое, как сердечко малыша, по этому он верует собственному офицеру и идет за ним в огнь и в воду. Не так просто ему довериться «штатскому», но раз поверив ему, он верует безоговорочно, как собака. Моя дружба с рядовым ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА Орзирисом длилась с перерывами уже три года, и мы были с ним на равной ноге. Потому он воспринимал все мои слова за чистую монету и не считал их брошенными на ветер.

Мы с Мельванеем оставили его в высочайшей травке, на берегу, и, все придерживаясь зарослей, направились к ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА моей лошадки. Рубаха жутко царапала меня.

Пришлось ожидать около 2-ух часов, пока начали спускаться сумерки и я сумел уехать. Мы гласили об Орзирисе шепотом и напрягали слух, чтоб поймать какой-либо звук с того места, где оставили его. Но не было слышно ничего, не считая шелеста ветра в тростнике ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА.

- Я разбивал ему не раз голову, до полусмерти хлестал его ремнем и все никак не мог вышибить этих приступов из его глуповатой башки, - произнес Мельваней. - Да он ведь, в сути, не глуповат и от природы благоразумный и любящий человек. Кто повинет? Происхождение ли - Бог известие, кто он. Либо воспитание, которого он не ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА получил. Вы считаете себя ученым; ответьте мне на этот вопрос.

Но я не находил ответа. Я только спрашивал себя, сколько времени Орзирис выдержит на берегу реки, и следует ли мне, по правде, содействовать его побегу, как я обещал.

Когда стемнело и я с томным сердечком принялся седлать жеребца, мы ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА услышали, что он зовет нас с реки.

Бес вышел из рядового Стенли Орзириса, № 22639, роты В; возможно, его выгнали одиночество, сумерки и ожидание. Мы поспешно направились к нему и застали его шагающим по травке, без сюртука - моего сюртука, очевидно. Он звал нас, как безумный.

Когда мы подошли к нему ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА, пот катился с него градом, и он дрожал, как испуганная лошадка. Нам с трудом удалось успокоить его. Он сетовал на то, что на нем гражданское платьице, и пробовал сорвать его с себя. Я отдал приказ ему раздеться, и мы в секунду сделали 2-ой обмен.

Шорох его своей рубахи ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА и скрип его сапог, по-видимому, привели его в себя. Он закрыл лицо руками и спросил:

- Что это было? Я не сошел с мозга, у меня не было солнечного удара, а только я был не внутри себя; не помню, что делал и гласил... Что я такое делал и гласил?

- Что ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА ты делал? - произнес Мельваней. - Ты опорочил себя; вобщем, это непринципиально. Ты опорочил роту В, а ужаснее всего, опорочил меня. Меня, который обучил тебя, как тут ходить по-человечески, когда ты был запятанным, неловким, плаксивым новобранцем. А сейчас ты - Стенли Орзирис.

Орзирис молчал с минутку. Позже он расстегнул ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА пояс, тяжкий от значков полдюжины полков, с которыми приходилось биться его полку, и подал его Мельванею.

- Ты не раз стегал меня, Мельваней, - произнес он. - Сейчас можешь, если хочешь, хоть надвое разрубить меня вот этим.

Мельваней обратился ко мне:

- Позвольте мне переговорить с ним, сэр.

Я ушел и дорогой много задумывался об ПРИПАДОК РЯДОВОГО ОРЗИРИСА Орзирисе, и а именно о моем друге Томми Аткинсе, которого я очень люблю.

Но придти к какому-либо выводу мне не удалось.


prirodnie-turisticheskie-resursi-referat.html
prirodnie-usloviya-i-resursi-respubliki-zambiya.html
prirodnie-zoni-afriki.html