ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава

По правде, вспомним гамлетовское:

Быть либо не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль

Смиряться с ударами судьбы

Иль нужно оказать сопротивленье

И в смертной схватке с целым миром бед

Покончить с ними? Умереть. Забыться.

Житейски выражаясь, «быть» в этом случае — означает принять то состояние, которое по самому эталону либо по беспристрастной необходимости ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава уже достойно отри­цания либо равнодушия. Но тогда отрицанию тут под­лежит сам эталон либо само сознание нужного, что означало бы для личности полное разрушение ее духов­ного мира и всех человечьих устремлений. Если же, напротив, принять эталон как подабающее и внутренне не­обходимое, то реальность такового эталона, как ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, вобщем, и всякого подлинного рвения, будет про­веряться только тем, как он осуществим.

— 8-1197


В данной же катастрофической коллизии — а она, по сло­вам К. Маркса, как раз и находится противоречи­ем меж исторически нужным требованием и прак­тической невыполнимостью его воплощения — эталон остается нереализуемым, а поэтому фактически и недей­ствительным. Но ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава тогда остается только один выход — «не быть», и этим актом безразличия (погибели) утвер­дить все то воистину величавое и небезразличное, которое остается на той стороне погибели и во имя которого чело­век дает себя полностью и без остатка. Оказывается, вот какой может быть стоимость этого не-безразличного — эсте ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава­тического! Степень заинтригованности в нем так велика, что даже погибель становится последним средст­вом утверждения его. Но сама ли по для себя погибель яв­ляется таким средством, чтоб, ответив на вопрос поло­жительно, можно было принять экзистенциалистский вывод: «истинное бытие есть смерть»?

Сама по для себя погибель — это ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава уже обычная развязка противоречий бытия, их своеобразно покоящаяся раз­рушенность. Действительная утверждаемость жизни есть точка зрения живущего, а не погибшего. В равной мере и выраженное безразличие к жизни — еще позиция самой жизни, а не погибели, которая в свершившейся форме (а не в ее оценке со стороны) уже ничего не оз­начает: ни ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава цель, ни средство, ни кошмар, ни удовольствие. Так, верно писал В. А. Жуковский:

То сказано болваном и признано болванами,

Что будет погибель для нас творить страшный свет!

Пока на свете мы, она еще не с нами;

Когда ж пришла она, то нас на свете нет!

Но ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава если состояние безразличия еще есть позиция самой жизни, то эта же позиция, коль скоро она рож­дается в таких муках, не может не выделить в нашем понятии и другое, прямо обратное, состояние, которое охарактеризовывало бы всю силу людского энтузиазма к миру. По правде, с одной стороны, это такая позиция, в какой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава жизнь человека уже затухает, погибает по собственной цели, по людскому смыслу ее предстоящего воплощения. Самим движением к безы­сходности она исчерпывает этот смысл, а тем и обнаруживает всю свою бесцельность, безразличность. В этом случае физическая погибель — только прозаи-


ческий конец такового безразличия, а не его подлинная суть.

Но ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, с другой стороны, это есть движение жизни не только лишь к безысходности и безразличию. Конкретно это угасание в жизни людского смысла ее предстоящего воплощения обнажает высшую степень значимости и жизненности этого смысла для человека. Ведь то, ради чего он дает жизнь сполна и чему должно это его без­различие к для ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава себя и к окружающему, есть, опять-таки, не погибель как такая и даже не эталон как обычное же­лание подабающего, а осознанная, пережитая и выстрадан­ная необходимость в таком осуществлении всех состоя­ний жизни, которое, по последней мере тут же, в одном из их, в самом этом страдании ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава и переживании уже движется собственной законченной цельностью. Но это такое состояние, которое аккумулирует внутри себя весь человече­ский потенциал жизни, все ее подабающее, важное и не­обходимое. Не рассудочно, не просто в представлении и оценке со стороны, а своим движением и непо­средственностью выражения оно показывает такую меру ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава небезразличности момента жизни, какой ее хвати­ло бы для измерения ценности всей жизни человека и населения земли.

В этой приятной выраженности того, каким долж­но быть всякое отношение человека по собственной небезраз­личности, такое состояние практически обнажает весь смысл закона восприимчивости человека к хоть какому из проявлений собственной жизни.

За ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава безразличным укрыто ужасное состояние чело­века. Возможно, в проявлении такового состояния содер­жится выражение фактически социальной погибели. Жить и быть безразличным к жизни нельзя без того, чтоб не умереть живьем (не непременно на физическом уровне), не пре­вратиться в живой труп, лишенный подлинно человече­ских побуждений и устремлений.

Вот поэтому ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава безразличное — это не просто пло­хое, мерзкое, отвратительное. Оно есть своеобраз­ное окончание их по отрицательности, по беспристрастной невоспринимаемости человеком. Если, например, безоб­разное показывает практически на отсутствие «образа», т. е. цели, людского смысла деятельности с пред­метом (без-образное!), если беспристрастно оно не лишено еще ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава выражения другой необходимости деятельности

8* 115


человека, то безразличное показывает уже на безобраз­ность и самого «образа», на бессмысленность и всяких целей человека. Тем безразличное есть в полном смысле слова нечуткое как таковое. Но не в том осознании, что оценочно его нельзя почувствовать, воспри­нять и т. д., а в том, что оно исключает ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава людскую форму восприимчивости человека, как следует, чело­веческую форму обнаружения всего чувственного как такого.

С одной стороны, вся степень отрицательности без­различного есть степень всей положительности его противоположности — эстетического. По-видимому, то и другое составляют две стороны 1-го и такого же про­цесса, и это следует осознать в чисто теоретическом ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, ди­алектическом смысле слов. Безразличное «переходит» в эстетическое, но не в том осознании, что упомянутая уже соц погибель человека способна породить подлинно человеческое выражение жизни. Напротив, данный «переход» обозначает только то, что безразлич­ное есть некая случайность (исключение, трагизм) в необходимости публичного утверждения жизни и что как таковое оно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава должно быть «снято», перейти в свою противоположность, т. е. устранено по собствен­ным законам этой же необходимости.

С другой стороны, определенная соц невоз­можность такового устранения — это типичное исклю­чение из обозначенной необходимости — обусловливает и оборотный «переход»: эстетического — в безразличное. Но «переход» исключительно в том осознании ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, в каком все чувственное как таковое уже в силу самого смысла ут­верждаемости людского бытия должно (не может не) выделиться собственной абсолютной несовместимостью со всем беспристрастно невоспринимаемым и неприемлемым для человека. Мы говорим «должно выделиться», ибо, во-1-х, идет речь, на самом деле, об одном и том же «пере­ходе»; во-2-х ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава — и это главное,— сам механизм та­кого «перехода» положен не в случайной мысли либо оценке человека, а во все той же необходимости осу­ществления жизни, какой она стает в самой тенден­ции развития публичного бытия в целом.

Но тут затронут случай последнего выражения заинтригованности и незаинтересованности человека. Возможно, таковой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава случай характерен только для


катастрофической ситуации, хотя для нас он важен не как случай. Каким бы нетипическим и недостойным для подражания он ни казался — а, по-видимому, было бы странноватым усматривать в трагизме что-то данное по идеа­лу,— сам факт порождения его людской историей может послужить типичным уроком для ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава понимания того, что представляют собой полярные и по-абсолют­ному несопоставимые ценности человека, к тому же та­кие ценности, которые уже доведены до определенной категорической проблемы их приятия либо неприятия че­ловеком, до окончания в его эмоциях. С одной сторо­ны — предельное напряжение всех актуальных сил и ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава всей устремленности человека, с другой — упадок этих сил прямо до саморазрушения личности — вот своеоб­разная «вилка» непосредственно-чувственного выраже­ния этих ценностей, вне которой уже неосуществим ни ме­нее, ни более выраженный энтузиазм человека.

Возможно, в границах таковой «вилки» и положена вся мера восприимчивости (либо имунности) челове­ка, по которой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава может определяться вся чувственная ак­тивность человека, степень непосредственности его от­ношения ко всем чувственным явлениям. Но это совсем не та мера, которую можно было бы именовать тут идеа­лом, т. е. еще только представлением, теоретической нормой долженствующего, без фактически переживания и утверждения этого подабающего в наличных формах ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава чело­веческой непосредственности. Тут обнажается как раз та мера, в какой переживание, утверждение, чувство­вание и положено в значении нормы дела челове­ка как к для себя, так и к окружающему.

Но все это может быть понятно только с доста­точным пониманием того, что чувственный акт человека есть ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава сначала непростой соц акт, что его проявление связано не только лишь с наличием определенной возможности человека к выражению суждения вкуса либо оценки, да и с наличием публичной свободы деятель­ности. Ибо, в сути, явление чувственного примеча­тельно не только лишь тем, что оно есть предмет деятельнос­ти — чувства, восприятия, созерцания ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава и т. д.; в еще большей мере оно есть предмет осознанно необходи­мой деятельности, либо самодеятельности человека. По­тому вся конкретная сторона этой последней дол­жна войти в полное определение чувственного парадокса.


ГЛАВА III

ПРИРОДА Парадокса ЧУВСТВЕННОГО

СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ ЧУВСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

К числу недочетов старенькой материалистической фило­софии Карл Маркс относил также и ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава то, что чувст­венность человека рассматривалась ею только в форме созерцания, а не как «человеческая чувственная дея­тельность, практика, не субъективно» [1, т. 3, 1]. Отсю­да, по словам К. Маркса, и вышло, что вся деятель­ная сторона эмоциональности в противоположность мате­риализму развивалась идеализмом, но только абстракт­но, потому что идеализм ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава не знает реальной человече­ской практики.

Методологическое значение этого положения К. Марк­са общеизвестно. Задачка заключается в том, чтоб с самого начала, без отступлений и мысленных упрощений пред­ставить чувственный акт человека таким, каким он яв­ляется, в его реальной, практической природе. Но его реальность — это, по ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава существу, вся исто­рия общественного бытия людей. И если конкретно в этой истории в первый раз порождается и развивается человече­ская эмоциональность, то полностью понятно, что природа ее так же сложна, как сложна вся общест­венная производственная деятельность людей. «... Исто­рия индустрии и сложившееся предметное бытие индустрии являются раскрытой книжкой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава человече­ских сущностных сил, чувственно представшей пред нами людской психологией» [1, т. 42, 123].

Старенькый материализм исходил из представления о фе­номене чувственного как о раз навечно данной форме объекта созерцания. Таковой подход вытекал из непра­вильного осознания и субъекта, и объекта чувственной деятельности. Подчеркивая предметную сторону чело­века, его материальность как ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава природного существа,


старенькый материализм всячески старался оттенить ту идея, что человек есть не порождение абстрактного «духа», а существо полностью реальное, ощущающее, стра­дающее. И в таком подходе ему вправду удава­лось противопоставить идеализму много весомых аргу­ментов в пользу живой, поистине предметной деятель­ности человека.

Эти аргументы ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава были так убедительными, нас­колько явными выглядели само бытие человека, факт его живого существования, достоверность его мышления и всей предметной деятельности в целом.

Но дело в том, что такую деятельность старенькый мате­риализм никогда не рассматривал как практическую, исторически сложившуюся. Под субъектом чувственного тут мыслился не человек как совокупа обществен­ных ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава отношений, а просто индивидум с его постоянной спо­собностью чувствовать, увидеть, мучиться. В сути под этим предполагалось просто природное существо с его застывшими возможностями и способностями. Его единственной чертой как субъекта могла быть разве что телесная организация, поточнее — его чисто вещественная предметность.

Но о таком осознании человека можно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава гласить чисто условно, ибо его подлинная суть положена в его фактически людской, производственной деятель­ности. Старенькый же материализм, не зная этой деятель­ности, обязан был в предстоящем сближаться с идеа­лизмом. Как дело доходило до истории и обще­ственной практики, он сразу превращал субъект чувственного в ординарную сумму индивидов, в «человека ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава вообще», а его деятельность — в абстрактную и беспред­метную. Потому, как отмечал К. Маркс, за поистине че­ловеческую деятельность этот материализм, как и идеа­лизм, обязан был принимать только абстрактно-теоре­тическую деятельность. Это означало, что в плане самой истории старенькый материализм уже порывал с тем, что составляло ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава его сильную сторону: с представлением о чувственной деятельности как о вправду живой, предметной, телесной.

Очень интересно, что таковой разрыв материализма с ... материализмом осуществлялся во имя того, чтоб, как отмечал К. Маркс, узреть природу чувственного объекта, который был бы хорошим от мысленного


объекта либо объекта, взятого в чисто теоретической фор­ме: «Фейербах ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава желает иметь дело с чувственными объек­тами, вправду хорошими от мысленных объектов, но самоё людскую деятельность он берет не как предметную деятельность» [1, т. 3, 1]. Практически тут материализм приносился в жертву самому материа­лизму.

Парадоксальность этой ситуации усугублялась к тому же тем, что там, где старенькый материализм как-то ощущал ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава свое сближение с идеализмом и старался вернуться к предметно-живому выражению эмоциональности, он вновь упускал из поля зрения ее общественно-практическую природу и, таким макаром, вновь становился на путь сближения с идеализмом. «Недовольный абстрактным мышлением, — пишет К. Маркс, — Фейербах апеллиру­ет к чувственному созерцанию; но он рассматривает эмоциональность ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава не как практическую, человечески-чувст­венную деятельность» [1, т. 3, 2].

В равной мере таким же абстрактным и неисториче­ским представлялся старенькому материализму и чувствен­ный объект, за которым предполагался обычный предмет природы, данный только для чувства и созер­цания. В сути, это был предмет не столько дейст­вительного человека, сколько бездеятельного ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава существа, во всяком случае существа, лишенного возможности к активному изменению либо преобразованию мира.

В реальности же чувственный объект есть та же изменяющаяся предметность, деятельность людей, практика. Фейербах «не замечает, — пишет К. Маркс,— что окружающий его чувственный мир совсем не есть некоторая конкретно от века данная, всегда равная для себя вещь ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, а что он есть продукт индустрии и об­щественного состояния, притом в том смысле, что это — исторический продукт, итог деятельности целого ряда поколений, каждое из которых стояло на плечах предыдущего, продолжало развивать его промыш­ленность и его метод общения и видоизменяло в соот­ветствии с изменившимися потребностями его социаль­ный ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава строй. Даже предметы простейшей «чувственной достоверности» даны ему только благодаря обществен­ному развитию ...» [1, т. 3, 42].

Сначала тут следует выделить то, что чувст­венный объект есть исторически изменяющаяся предмет-


ность людской деятельности и что в этой изменчи­вости он от начала и до конца процессуален *.

Слабенькая сторона материализма во взоре ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава на чув­ственную деятельность развивалась идеализмом. Но последний, по замечанию К. Маркса, не знает этой дея­тельности, ибо не знает реальной, исторической практики человека. Тут примечательна фигура такового значимого представителя идеализма, как Гегель. Противоречие меж обществом и конкрет­ным индивидумом стояло перед Гегелем как реальный факт. Это наложило собственный отпечаток ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава уже на начальное представление Гегелем субъекта и объекта чувственной деятельности. Разорвав последний на два субъекта — публичный и личный, он обязан был представить личное (а в сути — живое, чувственное) зание как неосознанное, бесцельное и безразличное повторение исторического движения об­щественного субъекта — «духа». Чувственное сознание индивидума тут с ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава самого начала представало как от­чужденное от этого «духа». А это означало, что и сама эмоциональность такового индивидума лишалась оснований быть «одухотворенной», очеловеченной. Ее единственно живым актом был практически обездушенный акт **.

* Для онтологизма эта идея остается совсем непонятной. Для него чувственное есть эта самая от века данная и «всегда рав ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава­ная для себя вещь», о которой можно сказать только то, что она ощу­щается, воспринимается либо, с другой стороны, что она имеет свой­ства, дозволяющие ее принимать. Сказать же, что чувственное есть процесс, к тому же не просто природного, да и общественно-исто­рического порядка,— означает сразу побудить онтологизм ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава к поста­новке вопроса о независимости существования чувственного от са­мих эмоций, т. е. о его объективности.

Непременно, чувственное — беспристрастно. Но беспристрастно не только лишь тем, что дается чувству и восприятию, а сначала тем, что оно само есть практика, исторически изменяющаяся предметность, независимость существования которой доказывается конкретно этим конфигурацией ее всей ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава деятельностью людей.

** Нельзя сказать, что этим Гегель вульгаризировал чувствен­ность человека либо допускал ошибку, отдавая ее в таком виде на рассмотрение психологии и физиологии. В отличие от старенькых мате­риалистов он еще поглубже осознавал смысл ее исторического раз­вития. Ведь, по Гегелю, и сам «дух» — публичный субъект — формировался ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава только по мере того, как личное сознание «возвышало» себя к «духу», т. е. обогащало себя всей реальной культурой населения земли. Исключительно в таком виде чувственное сознание могло стать предметом рассмотрения эстетики и философии. В про­тивном случае — и Гегель тут, непременно, прав - речь может идти


Но гегелевское «индивидуальное сознание» соз ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава­давало только видимость нужного «возвышения» себя к «духу». Ибо, на самом деле, оно оставалось не живым существом, а одной из форм развития все такого же «ду­ха». Только взятое как отчужденное от этого «духа», оно имеет право на какую-то предметность живого сущест­вования. Но тогда это ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава будет просто животное существо, а не действительный субъект чувственного.

С другой стороны, не было никакой необходимости и у самого «духа» снисходить до положения «индивиду­ального сознания», т. е. одухотворять его. «Дух», соз­нание как таковое не имеет собственной своей истории (цели, направленности) развития, хорошей от истории развития самого человека и его ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава публичного бытия. Потому так называемое гегелевское «самодвижение духа в личном сознании» было надуманным, а не вправду нужным. Под видом преодоления отчуждения гегелевский «дух» только персонифициро­вался, оставаясь таким же обескровленным, как и был.

И это не случаем. Гегель не знал и не мог знать, что всякое отчуждение ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава (не просто опредмечивание) да­ется людям не от рождения, а является результатом определенных публичных отношений, основанных на господстве и руководстве. Не мог он знать и того, что только с реальным, практическим (а не в одном созна­нии) устранением господства и подчинения уничтожа­ются всякие формы отчуждения, а совместно с ними — и ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава само обесчеловечивание чувственной деятельности че­ловека.

При всем этом величайшая награда Гегеля состояла в том, что он в первый раз поставил вопрос об этой деятель­ности в исторической плоскости. Не застывшая и созер­цательная, а исторически преходящая и изменяющаяся эмоциональность стала предметом внимания Гегеля. Он представил ее как ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава ступени «самовыражения духа», при­том таким макаром, что собственное движение «духа» определяло и развитие форм эмоциональности человека.

Идеализм не позволил Гегелю осознать, что за такими формами «одухотворения» эмоциональности скрываются реально изменяющиеся формы практики, методы жиз-

только о чисто физиологических процессах человека, что, естественно, должно быть отнесено к сфере компетенции физиологии ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава.


недеятельности человека, которые вследствие их мил­лиардного повторения закрепились в сознании, плоти, крови человека специфичными формами его мировос­приятия и мироощущения. К огорчению, Гегель мисти­фицировал этот процесс. Даже там, где эмоциональность проходила ступень «обогащения духом» и, казалось, могла приобрести полностью живое выражение в деятель­ности «индивидуального ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава субъекта», она оказывалась все таки актом абстрактно-теоретической деятельности, лишенной, как и до этого, выражения живой предмет­ности и телесности. Последующие метаморфозы таковой эмоциональности не меняли сущности дела: она исключала из себя практическую, предметно выраженную форму про­явления.

Фейербах и Гегель более близко подошли к рас­крытию природы человечьих чувственных ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава процессов. Можно сказать, что в традиционной германской филосо­фии старенькый материализм и идеализм вполне исчер­пали себя в данном вопросе, ибо. современная буржуаз­ная философия ничего нового не смогла предложить для его подлинно научного решения.

Справедливости ради нужно отметить, что большинст­во представителей современной буржуазной философии обожают гласить о человеке, о ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава дилеммах его бытия и погибели, его реального и грядущего. И хотя, как обычно в таких случаях, они усиленно открещиваются от пози­ций Фейербаха и Гегеля, вещают о преодолении этих по­зиций более «современным взглядом» на вещи, ни какой-то из них не делает и шага вперед по сопоставлению ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава с Фейер­бахом и Гегелем. Быстрее, напротив, отрицанию подда­ется как раз все наилучшее, что было представлено во взорах величавых германских мыслителей.

Кому-кому, а представителям современного экзистен­циализма нельзя отказать в интересе к человеку. И ка­залось, где уж лучше может быть рассмотрен этот чув­ственный субъект, как ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава не в теории, для которой налич­ность бытия и существования человека составляют ос­новной предмет разговора.

Но это только кажимость. Ибо на самом деле экзи­стенциалистский энтузиазм к «живому человеку» обора­чивается полным невниманием к реальному, об­щественному человеку. Практически все критики К. Маркса сознательно либо безотчетно ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава спекулируют на таковой


замене, силясь обосновать, что марксистская позиция нуждается в каком-то «дополнении», что за так назы­ваемым «экономическим детерминизмом» К. Маркс не рассмотрел «простого смертного», в тогу заступника ко­торого и рядится на данный момент буржуазный идеолог.

Тут не место разбираться в подробностях экзистен­циалистской философии. Отметим только главное. Экзи­стенциализму ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава вместе с подобного рода «школами» в фи­лософии неведома другая точка зрения на человека, не считая как эклектически смешанная фейербаховская и гегелевская. Это — точка зрения на «человека как та­кового», на «обыкновенного человека» либо — что, в сути, одно и то же — на абстрактного человека.

Естественно, за абстракцией этого человека ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава прячется и полностью реальный, имеющийся человек, но как раз таковой, который уже издавна изуродован всей буржуазной реальностью и преобразован в безропотное сущест­во, неспособное к сопротивлению этой реальности либо к какому-то практическому изменению се. Экзистен­циалистский человек — это современный мещанин, полагающий всю свою человечность в состоянии «силь­ных ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава мира сего» и потерявший всякие иллюзии на до­стижение этого состояния. Рисуя безысходность и оди­ночество этого «человека», его духовное и физическое обнищание в мире современной техники и сделанных вещественных благ, буржуазный идеолог только конста­тирует ту правду, которая издавна раскрыта до него: бур­жуазный стиль ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава жизни неизбежно приводит к деграда­ции людской личности, к разложению возможности человека к публичному восприятию и утверждению мира.

Но если для марксизма все это завершается выво­дом, требующим того, «чтобы революционизировать су­ществующий мир, чтоб фактически выступить против имеющегося положения вещей и поменять его» [1, т. 3, 42], то буржуазный идеолог не идет далее ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава этой обычный констатации имеющегося положения и го­лого объективизма. И наибольшее, чего в состоянии достигнуть тут честный буржуазный исследова­тель, — это достигнуть, как и Фейербах, описания дей­ствительности без понимания ее конфигурации.

Мы говорим «добросовестный исследователь», ибо было бы в высшей степени несправедливо не замечать


настоящих целей Фейербаха ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава и современного экзистен­циалиста либо позитивиста. «Мы, вобщем, полностью признаем,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс,— что Фей­ербах, стремясь достигнуть понимания конкретно этого фак­та, идет так далековато, как вообщем может пойти теоретик, не переставая быть теоретиком и фило­софом. Но типично то, что святые Бруно и Макс ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава (тут полностью могут быть названы современные буржу­азные идеологи. — А. К.) немедля подставляют фей­ербаховское представление о коммунисте на место дей­ствительного коммуниста, что частично делается уже для того, чтоб они и с коммунизмом могли биться как с «духом от духа», как с философской категорией, как с равным противником ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава ...» [1, т. 3, 41].

Чувственный акт человека есть итог всей исто­рии обобществления людей и их отношений. Отсечь от него эту общественную его суть — означает превра­тить его в чисто животный акт, где слова «гуманизм», «человечность», «духовность» могут привлекаться уже только ради теоретических спекуляций. Практически на­чиная от крочеанской школы в эстетике и кончая наи ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава­моднейшими веяниями экзистенциализма мы уже не найдем попыток разобраться в публичной природе людской эмоциональности. Быстрее, все помыслы тут к тому и сводятся, чтоб выхолостить из нее эту приро­ду, подменить ее чисто физиологическими либо психиче­скими побуждениями человека.

Но навряд ли такие «теоретические вензеля» мыс­ли уже достойны внимания ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава. Тут позиция буржуазно­го философа так и остается по-слепому объективистской, ибо как в зеркале отражает действительную деграда­цию духовности буржуазного индивидума. Внимания за­служивает разве что эта процедура замены буржуаз­ного индивидума реальным человеком. Когда-то буржуазия, стремившаяся к власти, и на теоретическом уровне, и фактически надеялась не ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава на «обыкновенно­го», «простого», «смертного» человека, а на человека, полного актуальной энергии, революционной страсти, веры в будущее. На данный момент же для нее история поверну­лась назад, и кризис собственных собственных отношений и духовных ценностей она обязана выдавать за кризис человечьих отношений и людского духа вообщем ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава.

«История, — писал Б. Кроче, — есть история творе-


ний людского духа. Эти духовные творения всегда зарождаются в мозгах и сердцах превосходных людей ... Та­кие новые явления воспринимаются и культивируются в их чистоте избранными людьми, которые образуют разные правящие классы и, поддерживаемые ими, передаются многим, и, в конечном счете, так именуемой ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава «черни» [35, 161].

Б.Кроче довольно много прожил, чтоб не уви­деть и зряшно опровергать историю творений «человеческо­го духа», хотя роль «черни» в этой истории отводится им незавидная. Но то, что не мог сказать Кроче, произнес позже Ж.-П. Сартр: «Мы вышли из ничто, из бессмыс­ленности, и к ничему стремимся мы ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава посреди всеобщего хаоса и бессмысленности. Жизнь — неизменная борьба с обусловленностью, заставляющей нас стремиться к свободе, которой нет ...» [35, 326].

Если гегелевский «дух» еще мог как-то «теплиться» в «индивидуальном сознании», то «дух» буржуазного идеолога уже не имеет собственного пристанища, ибо оказы­вается сотканным из... «непосредственных и необъясни­мых реакций, из действий наших ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава актуальных импульсов, из иррационального нашей природы» [44, 24]. «Дух,— заключает Ортега-и-Гассет, — есть сначала бес­плодная функция, прекрасная роскошь организма, нечто очень излишнее» [43, 353]. Крушение этого, с позволения сказать, рабского душка вкупе с обыкно­венным буржуазным человечком и представляется те­перь буржуазным идеологом как крушение человеческо­го духа и всех ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава духовных устремлений человека.

Несложно увидеть, что, идя по пути сведения ду­ховности чувственного акта к «необъяснимым реакциям» и «жизненным импульсам», культивируя неприкрытый физиологизм и антропологизм во взоре на человека в целом, современная буржуазная философия превраща­ется в карикатуру на фейербаховское осознание чело­века — чувственного субъекта. И напротив ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава, разрушая предметно выраженную форму всего духовного в чув­ственной деятельности до представления ее в виде «бес­плодной функции организма» и «нечто очень излиш­него», эта философия становится карикатурой на геге­левское осознание «духа» — публичного субъекта. Весь оптимизм гегелевской истории развития этого «духа» преобразуется тут в безудержный пессимизм


конца её буржуазного развития ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава. «... Мы находимся на деньке людской бедности духа»,— пишет Завейский [35, 326]. «Наш век как целое,— добавляет Ястрембж­ский, — не имеет фактически цели. Средние века воз­носили стрельчатые святыни во имя Бога; рационализм завоевывал мир во имя Разума. Во имя чего же XX век так хвалит развитие собственной Техники? Мы еще ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава не знаем этого, мы висим в пустоте, без опоры. Отсюда цинизм, апатия, бессмысленность, престижная посреди молодежи ...» [35, 320].

Картина, нарисованная тут, довольно правиль­на. Только навряд ли стоило выдавать ее за что-то новое и вопрошать о выходе из сложившихся событий. К. Маркс, объясняя подобного рода происшествия, от­мечал, что «человек ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава не теряет себя самого в собственном предмете только в этом случае, если этот предмет стано­вится для него человечьим предметом, либо опредме­ченным человеком. Это может быть только тогда, когда этот предмет становится для него публичным пред­метом, сам он становится себе публичным су­ществом, а общество становится, для ПРИРОДА ФЕНОМЕНА ЧУВСТВЕННОГО 9 глава него сутью в данном предмете» [1, т. 42, 121].


priostanovka-vozobnovlenie-i-polnaya-ostanovka-potoka.html
priostanovlenie-i-vozobnovlenie-viplati-pensii.html
priostanovlenie-osushestvleniya-kadastrovogo-ucheta.html