Присев рядом, я оглянулся назад.

– С нашей позиции переход полосы водораздела приметен – угол зрения острый. Чуток ниже либо выше – уже не было видно.

– Хорошо, Есаулков, проверим.

Спустившись ниже позиции связиста, я поглядел ввысь и отметил, что на полосы (контуре) хребта человек при ее скрещении виден не будет. Нельзя было допускать проецирования на небосклоне контуров тела с Присев рядом, я оглянулся назад. полосы дороги и кишлаков. А вообщем, закончить все перемещения. Каждый свою задачку знает. Ожидать! И только ожидать.

«Ориент» на руке демонстрировал – 4.05. До снятия засады оставалось наименее 3-х часов. Утренний холодок насквозь продирал душу и тело. Пальцы немели на цевье автомата. Расстегнув десантную курточку, я окутал себя руками Присев рядом, я оглянулся назад., а кисти рук упрятал под мышки. Тепло. Согрелись ладошки, но не прошло и минутки, как голова склонилась на грудь. Тьфу, черт, так можно и «рубануться». Руки согрелись, застегнув куртку, я стал отжиматься. Перерыв. Отдышался и опять 20 отжиманий попорядку. Сел на камешки с упором руками вспять, подняв выпрямленные ноги, написал имя Присев рядом, я оглянулся назад. дочери – «Светлана», супруги – «Наташа», правда, вышло «Ната» – ноги свалились на камешки. Передохнул, отжался. Довольно.

– Промерз, Есаулков?

– Никак нет, я с Урала, товарищ старший лейтенант.

– С Урала он! Я из Сибири и то греюсь.

– Я тоже.

– Как?

– Ложусь на спину и отжимаю «восемьсот девятую».

– Ну, да, у тебя «спортивный» снаряд проф Присев рядом, я оглянулся назад. плана.

– А что? Помогает.

– Я не об этом. У тебя на хребте железа хватает. Вы с Кибиткиным жилистые мужчины. Серега вот познает офицерскую науку, сам-то не думаешь об этом?

– Нет, товарищ старший лейтенант, я домой.

– Домой – это отлично.

Минут 5 мы переговаривались шепотом, грелись: я – камнем, Есаулков Присев рядом, я оглянулся назад. – радиостанцией. Чем поближе к утру, тем сильней одолевала прохлада. Все-же, еще разок обойду мужчин, посмотрю.

– Оставайся, я сделаю кружок.

Связист кивнул, вглядываясь в панель радиостанции.

– Батареи?

– Нормально!

Пригнувшись, я двинулся к Азарнову. Он посиживал на позиции, вглядываясь в темневшие горы, нависшие над выходом из ущелья.

– Ну, как?

– Тихо, товарищ Присев рядом, я оглянулся назад. старший лейтенант.

– Отлично. Не «чунять», осталось мало.

– Я за временем смотрю.

– Давай, я к Нищенко.

Командир третьего отделения, лицезрев меня, не стал отжиматься: холод всех допекал.

– Как у тебя?

– Пока ничего. Тишь,

– Не расслабляйся: в 5.50 снимаемся и уходим к площадке.

– Сообразил, товарищ старший лейтенант.

Выдвинулся к Баравкову. Гена Присев рядом, я оглянулся назад. увидел сходу.

– Чисто, товарищ старший лейтенант. Зацепиться не за что.

– Отлично.

Часы демонстрировали – 5.30. Экипажи вертолетов готовились к вылету. Запасная группа Перькова прибудет с ними для обеспечения нашей эвакуации. В 6.30 взлет. Сделав отвлекающий круг, «вертушки» отметятся у трассы и в 7.00 выйдут к точке приземления. Мы уже будем на месте, прикроем посадку «восьмерок».

До Присев рядом, я оглянулся назад. рассвета оставалось незначительно. На уровне мыслей «проиграв» порядок снятия группы с засады и ухода ее к площадке экстрадиции, я выдвинулся к Есаулкову в оборотном направлении. Круг замыкать не стал, чтоб не «светиться» на слабом месте. Через три-четыре минутки я опять приблизился к Нищенко.

– Чего-нибудть случилось, товарищ Присев рядом, я оглянулся назад. старший лейтенант? – командир отделения удивленно смотрел на меня.

– Нет, Игорь, в порядке. Просто я не пошел по замкнутому кругу, там есть местечко, где можно высветиться на фоне неба. Лучше вернусь в оборотном направлении.

– А-а, сообразил.

Нищенко прислонился к пригретому телом камню. Чуток ниже я обошел его разведчиков Присев рядом, я оглянулся назад., убедившись, что их не было видно по полосы гребня, пошел к Азарнову. Андрей с не наименьшим удивлением повстречал меня. Успокоившись, погрузился на камень, но, здесь же, вскочил, прижав гарнитуру к правому уху. Я ринулся к нему.

– Что?

– Нищенко, просигналил: «Духи», товарищ старший лейтенант.

Ледяной холод по телу. Караван!

– Я Присев рядом, я оглянулся назад. же только от него…

Вытянув шейку, я пробовал хоть чего-нибудть рассмотреть в направлении отделения Игоря. Ничего, закрытый рельеф.

– Расслабленно, Андрей. «К бою». Не суетись! Предупреди ребят, время есть. Я – к Нищенко.

Сбивая колени о камешки, я передвигался на четвереньках, полусогнутых, последние метры перескочил, пригнувшись, чтоб не снести головой «козырек Присев рядом, я оглянулся назад.» горы.

– Ну! – быстрее выдохнул, чем спросил я сержанта.

Игорь протянул «ночник».

– Чуть вы скрылись, товарищ старший лейтенант, правее – вон видите выступ «связки» дорог, послышались звуки, похожие на цокот копыт.

– Так!

– Смотрим, слушаем. Воспоминание такое, что по дороге движутся на лошадки.

– Что еще?

– Вроде все.

– Как мужчины?

– В порядке.

Лазутчики сосредоточили Присев рядом, я оглянулся назад. внимание на дороге, выходившей из темневшего зева ущелья, лежали за камнями в готовности к бою. Настроив ночной прицел, я смотрел в том же направлении, чтоб засечь движение вещественных объектов.

Жаркий шепот сержанта:

– Может, разведка?


prirodnogo-proishozhdeniya.html
prirodoohrannaya-deyatelnost-organov-vnutrennih-del.html
prirodoohrannie-principi-ekologii.html